Ваша регистрация на старой версии Sec.Ru перенесена на новую! Если Вы помните логин / пароль, можете использовать их для авторизации, или зарегистрируйтесь заново.

Войти
Зарегистрироваться
Восстановить пароль

sec.ru
Подробнее..

Минкомсвязь России подготовила проект программы "Цифровая экономика РФ", согласно которой страна к 2025 году должна будет достичь определенных показателей, существенно улучшающих качество жизни населения, а также обрести цифровой суверенитет.

Программа содержит достаточно полный список показателей и целей, однако, как считают опрошенные ТАСС эксперты, не имеет центральной идеи и упускает из виду большую цифровую разрозненность регионов.

Цифровое будущее России

Проект программы содержит восемь направлений: госрегулирование, информационная инфраструктура, исследования и разработки, кадры и образование, информационная безопасность, государственное управление, "умный город" и цифровое здравоохранение. Как ожидается, Минкомсвязь презентует ее уже в июне.

Ряд положений программы касается ожиданий, связанных с изменениями в нормативно-правовой базе (например, Минкомсвязь ожидает принятия в 2019 году законов, регулирующих использование технологий интернета вещей, blockchain и big data) и развертыванием сетей 5G (хотя для этого пока не выделен частотный ресурс и сама технология не ратифицирована на международном уровне).
Также Россия должна существенно сократить (до 5% к 2020 году с нынешних 60%) долю трафика, проходящего через зарубежные серверы. А в области кибербезопасности занять к 2025 году 8-е место в мире (сейчас — 12-е).

К 2025 году высокоскоростной интернет проведут во все населенные пункты России, в которых проживают более 1 тыс. человек, причем цена на него будет составлять не более 0,05% от среднего заработка.

Госуслуги перейдут в интернет, документооборот между ведомствами на 90% будет цифровым, а в области здравоохранения произойдет существенный сдвиг — до 2025 года россиян должны обеспечить "доступной медицинской помощью по месту требования, соответствующей критериям своевременности, персонализации, превентивности, технологичности и безопасности".

"Стахановские пятилетки"

Как считает советник президента России по интернету Герман Клименко, данный документ сводит воедино то, что уже давно обсуждалось в разных отраслях. "Там (в проекте) собрано все, и если мы это сделаем, то, безусловно, останемся на гребне хайтековской волны", — сказал он ТАСС.

Но вместе с тем реализация подобной программы требует большой мобильности на всех уровнях власти. "Нужна национальная программа, как раньше были, например, стахановские пятилетки", — считает Клименко.

Как рассказал ТАСС ответственный секретарь рабочей группы проекта "Цифровая долина Крыма" Евгений Бабаян, в программе цифровой экономики представлены очень полезные предложения, но их можно было бы дополнить рядом пунктов. "Необходимо сформулировать центральную идею проекта так, чтобы был создан становой хребет, вокруг которого можно выстраивать всю цифровую экономику. Это позволит подойти к развитию системным образом и проектировать в дальнейшем развитие составляющих экономики, ее элементов, имея конкретные ориентиры", — пояснил он. При этом такой основой могла бы быть инфраструктура цифровой экономики, которая не является только информационной. Также, говорит Бабаян, важно сфокусироваться не на импортозамещении, которому программа отводит важное место, а на активной экспансии на внешние рынки. "Замещать зарубежные продукты необходимо в первую очередь на внешних рынках. Это позволит создавать конкурентную, экономически оправданную, не только продукцию и сервисы, но и всю систему их жизненного цикла", — уверен он.

Упустили важное

Вместе с тем, указывает руководитель Центра развития цифровой экономики МГУ Барасби Карамурзов, проект упускает достаточно важную особенность — он не дает никакой информации о том, каков цифровой разрыв и какова реальная цифровая неоднородность в России. "Самое главное — это ликвидация цифрового разрыва. В противном случае регионы будут развиваться неодинаково и это приведет к большим последствиям. Во-первых, может появиться монополия, а во- вторых, цифровые разрывы не позволят развивать общую модель, так как не будет единой базы для построения такой модели", — рассказал Карамурзов.

Также наличие цифрового разрыва может привести к усугублению другого — когнитивного — разрыва. "Это, в свою очередь, может привести к дифференциации менталитета со всеми вытекающими отсюда последствиями", — подчеркивает Карамурзов.

По мнению Бабаяна, территориальное развитие цифровой экономики можно было бы детально проработать на примере нескольких пилотных регионов, а также с самого начала вовлечь в эту работу страны ЕврАзЭС.

Из всех необходимых условий, определяющих возможность успешной реализации программы, Карамурзов выделил наличие правового регулирования, наличие у населения навыков соответствующего уровня, создание и развитие соответствующих институтов цифрового управления и комплексной цифровой системы безопасности.

Составляющие успеха

Для успешной реализации программы цифровой экономики важно сформулировать механизмы ежедневного управления, развития, корректировки и при необходимости изменения программы, считает Бабаян. "Это может быть своего рода штаб, который должен не только контролировать выполнение пунктов программы, но и заниматься популяризацией на различных уровнях — PR, GR (взаимодействие с органами государственной власти — прим. ред.)", — указывает эксперт.

С ним согласен и Клименко, по мнению которого важен не сам документ, а те инструменты, которые будут применяться при его исполнении. "В таких документах должна быть жесткая государственная воля для их исполнения. У нас законов очень много принимается, и не все из них уходят в жизнь", — говорит он.

При текущем механизме согласования между ведомствами такой документ "будет приниматься десятилетие", поэтому важен не перечень желаний, а более четкий механизм реализации, убежден Клименко. "Здесь каким-то образом нужно принять не сам документ, а документ о том, что решение о переходе должно приниматься в ускоренном порядке", — пояснил он.

Источники финансирования

Проект программы цифровой экономики не прописывает возможные способы и объемы финансирования, ограничиваясь лишь формулировкой, что "выполнение дорожной карты финансируется за счет средств федерального бюджета и внебюджетных источников".

"Это больше законодательная история. Это вопрос не денег, а скорости принятия решений. Пройдет еще два года, и мы будем с вами разговаривать, может, по каким-то другим каналам связи. При таких скоростях деньги почти не имеют значения", — считает Клименко.

Кроме того, сама по себе цифровая индустрия "сейчас очень инвестиционно емкая", и дискуссия о том, какие деньги нужны, просто задерживает ее развитие, подчеркивает он.

"Главный ресурс, который необходимо выделить, — административный, для оценки существующих программ на соответствие принципам цифровой экономики. Это само по себе высвободит огромные ресурсы, которые необходимо использовать на ускорение всех экономических процессов", — соглашается Бабаян.

class="wall-fullscreen-img"